Александр Носик: «ЭТО СЧАСТЬЕ, КОГДА ТЫ МОЖЕШЬ ЗАНИМАТЬСЯ ЛЮБИМЫМ ДЕЛОМ»

22.06.17

Как и многих востребованных актеров, Александра Носика в Москве застать трудно, он практически постоянно на гастролях. Но мы его там и не искали, потому что в мае нам удалось взять интервью у известного актера театра и кино в Дзержинске. Он приехал в наш город в составе столичной труппы, которая блестяще отработала комедию «Мужской род, единственное число» на сцене ДКХ. Перед началом спектакля Александр Носик любезно пообщался со «СВЕТСКИМ». Искренний, открытый, готовый к любым вопросам и, разумеется, обладающий искрометным чувством юмора, — таким нам показался популярный актер.

 Александр, вы первый раз в Дзержинске? Какие впечатления от города?

— Нет, в Дзержинске я уже был. Но дело в том, что мы бываем во многих городах и многие из них знаем исключительно по театральным площадкам. Приезжаешь, узнаешь служебный вход, узнаешь движение по закулисью и понимаешь, в каком городе ты находишься. В Дзержинске почти никогда не было времени погулять, мы здесь надолго не останавливались. Как правило, приезжаем в Нижний, едем в Дзержинск и после спектакля сразу уезжаем. Но сегодня даже удалось пройтись. Мне показалось, что Дзержинск – это город, наполненный советской историей, город со своей атмосферой. Сказать, что мы многое видели, не могу, но все-таки весной, когда много зелени, город выглядит очень мило и симпатично.

 Для вас гастрольная жизнь в удовольствие или в тягость?

— Если бы она была в тягость, никто из нас, наверное, не ездил бы на гастроли. Это то, что, во-первых, приносит нам, актерам, удовлетворение, а во-вторых, это то, что нас кормит. Но именно любовь к нашей профессии позволяет нам получать удовольствие и переносить эти тяготы и лишения дороги гораздо легче. Однако со временем, когда проходит 20-30 лет деятельности, я думаю, наступает какой-то переломный момент, утомление, потому что ты постоянно находишься в дороге, вне своей жизни. Когда люди спрашивают, где ты, а ты отвечаешь: прилетел оттуда-то, вылетаю туда. И тебе говорят: как интересно живешь! А попробуйте так пожить. Будет немного тяжеловато, потому что люди привыкли иметь свое, а у нас своего практически нет.

 За что любите свою профессию?

— Я бы сказал, что сцена – это место, где происходит чудовищный акт наркомании. Сначала ты выходишь и бросаешь энергию в зал. Потом она там аккумулируется и, если ты смог все правильно сделать, возвращается к тебе. И ты начинаешь подпитываться этой энергией. Этот акт общения актера и зрителя непосредственный и бескомпромиссный, потому что нельзя остановить спектакль, ничего нельзя изменить. Есть только ты и зритель. И еще есть пьеса. Сейчас мы, конечно, чаще играем комедии на потребу зрителя. Однако, когда ты играешь хорошую драму, наступает момент исповеди, момент какого-то откровения со зрителем. Этот момент очень важен для человека и очень цепляет актера. Это счастье, когда ты можешь заниматься любимым делом, когда можешь быть искренним, можешь говорить о том, что тебя волнует.

 На экране у вас сложился образ настоящего героя, крутого и бесстрашного. В жизни вы такой же?

— Никогда не верьте киногероям! На самом деле, актер и герой, которого он играет, – это две большие разницы. Ошибка зрителей, когда они, сталкиваясь с актером в реальной жизни, вдруг пытаются найти в нем черты его героя. Это абсолютная неправда. Когда вы приходите к зубному врачу, вы ищите у него профессиональной помощи. И искать этой же помощи в жизни, думать, что он и в жизни будет вести себя как профессиональный врач, – это глупо. Он может быть очень вредным, мерзким, а может быть очень добрым человеком, но плохим стоматологом. Так и актеры. Мы не обязаны соответствовать нашим героям. По поводу меня: я обычный человек, со своими страхами, боязнями, со своими смелостями, со своим преодолением, с целями. Какие-то герои отчасти переплетаются со мной, какие-то нет. И чем меньше они переплетаются, тем интереснее роль. Ведь проще всего играть самого себя. Так получилось, что за мной закрепилась роль антигероя с мускулами или героя с мускулами. Мне же кажется, я несколько богаче. Как раз театр дает мне возможность быть разным.

 Александр, а где вам интереснее работать: в театре или в кино?

— Понятно, что большинство актеров, особенно театральных, скажут, что в театре, потому что это более живое и более адреналиновое дело: перед тобой зрительный зал, который очень часто не принимает тебя изначально, и тебе нужно это преодолеть. В кино немного иначе. Но в кино есть шанс вычистить все, сделать нечто такое, что похоже на хорошее вино: чистое и прозрачное. К тому же кино останется в истории, а спектакли – только в молве. Поэтому у каждого из этих направлений есть свои плюсы и минусы. Но, конечно, первооснова – театр.

 Есть ли у вас эталон в профессии?

– Не сотвори себе кумира, как говорится. Профессионалов и талантливых актеров огромное количество, причем и у нас, и за пределами нашей страны. То, как они работают, вызывает восхищение и приносит удовольствие. Я смотрю телевизор, смотрю фильмы в кинотеатрах, и все, что мне нравится, я для себя отмечаю. Но я никогда бы не хотел быть похожим на какого-то конкретного актера, тем более мы все равно не можем до конца уйти от себя. Очень мало актеров, которые способны действительно создать образы, непохожие на себя. Хотелось бы равняться на них, но не на кого-то конкретного, а на них на всех. Хотелось бы тоже быть в этом строю профессионалов, сумевших создать образы. И чем эти образы будут дальше от тебя, тем интереснее. Это своеобразный способ познания себя.

 А себя можете ли считать примером для подражания?

— Как говорится, только сдвинь корону набок, чтоб не висла на ушах. Нет, я так не думаю. Есть, конечно, во мне определенные положительные качества: я трудоголик, я упертый, всегда пытаюсь сделать все хорошо. Но о том, какой я актер: хороший, средний или плохой – судить не мне, а зрителю.

 Как воспринимаете критику в свой адрес?

– Конструктивно и замечательно. В нашей профессии человека очень легко обидеть, и происходит это очень часто. Не зря говорят: «театр — террариум единомышленников». Наша профессия очень честолюбивая. Каждый из нас хочет быть лучшим, каждый хочет быть первым, быть самым востребованным и самым высокооплачиваемым. Каждый хочет иметь возможность выбирать и играть самые лучшие роли из мирового репертуара. Поэтому все равно остается определенная зона некой психологической манипуляции. Люди иногда под критику подгоняют еще и какой-то укол. А если ты сталкиваешься с человеком, чья душа, разум и профессионализм настолько богат, что он может подсказать тебе какие-то конкретные вещи, это здорово! Это твое оружие, потому что, указывая на твои слабости, он делает тебя сильнее. Это ведь, как в жизни: все мы по-разному воспринимаем критику в зависимости от того, как она была подана.

 Часто ли вас узнают? Нравится ли вам это?

— Плюньте в лицо артисту, который говорит, что его напрягает популярность. Популярность – это результат, оценка его труда. Если его узнают, значит, он работает хорошо, значит, его роли цепляют. И каким надо быть идиотом, чтобы говорить: «Я не знаю, мне так надоело, меня везде узнают». Так уйди из профессии, не будут узнавать. Конечно, отрицательные стороны есть: это все бывает утомительно, бывает не вовремя, иногда форма проявления внимания достаточно хамская. Но, в принципе, это плюс. Вопрос в том, что ты не принадлежишь себе, какие-то вещи делать не можешь. И в какие-то моменты, когда настроение совсем не соответствует общению с поклонниками, ты вынужден быть таким, потому что люди, которые к тебе подходят, ни в чем не виноваты. К тому же они воспринимают тебя как того парня с экрана.

 Волнуетесь ли перед выходом на сцену и как с этим справляетесь?

– Конечно! Сейчас, после интервью, я пойду еще раз повторять текст и все прокручивать в голове, потому что это ответственность. Надо просто взять себя в руки и идти на сцену. Вот если ты перестал волноваться – надо уходить из профессии, на сцене в таком случае уже делать нечего. Создание иной реальности – это очень ответственно. Оно требует определенной энергетики и тонуса. А это дает как раз определенный нерв, определенное напряжение. Оно обязательно должно быть. Это как в спорте: глупо выходить на ринг, если ты уже перегорел и тебе все равно, что тебя там ждет.

 Александр, есть ли творческие планы на ближайшее время?

— Хочешь насмешить Бога — расскажи ему о своих планах. Дело в том, что у актера не может быть творческих планов, если он не стал продюсером. Вот когда у меня будет собственный продакшн, будут и планы: «Знаете, планирую снять картину, в главной роли, естественно, я. И еще одну, и в главной роли, конечно же, я» (смеется, – примеч. автора). А пока я открыт к предложениям!

 Оригинал: Журнал СВЕТСКИЙ